Koidzumi Risa
Стояли звери Около двери. В них стреляли, Они умирали.
Название: Мы такие разные
Автор: Koidzumi Risa
Бета: umi~kuraki
Пейринг: ТегоПи, РёДа
Рейтинг: R
Жанр: хоррор, романтика
Количество слов: 5082

Воздух вокруг казался ослепительно белым, легкие хлопья первого снега бились в окна машины и, оседая на землю, тут же таяли. Они уже час «вслепую» ехали куда-то по дороге. Ямашита с упорством маньяка гипнотизировал белесую даль, а на заднем сиденье в обнимку дремали Рё и Уэда. Рыжая голова пристроилась на коленях у брюнета, а самому Нишикидо повезло меньше, и он то и дело на ухабах стукался подбородком о грудь. Мимо проплывали расплывчатые силуэты деревьев и каких-то построек, но разглядеть точнее не представлялось возможным. Да и эстетическая ценность пейзажа была под большим вопросом.
Еще полчаса спустя Томохиса резко ударил по тормозам, останавливаясь около дома, который, казалось, только что, как по волшебству, возник на пустом месте.
- Кажется, приехали, - хмуро возвестил Ямашита, первым выходя из салона. Нишикидо потер глаза, не торопясь зевнул и потрепал Тат-чана по волосам.
- Уже? – сонно пробормотал тот, цепляясь за остатки сладкой дремы, но все же открывая глаза.
- Черт! Это же новые ботинки! – выругался Рё, спрыгивая прямо в липкую, жидкую грязь, - Пи, зачем было нас сюда тащить, а? Разобрался бы со своим Тегоши сам!
- Ты мой друг и это твой долг, - ответил Томо, разглядывая высокий особняк в викторианском стиле. - А этого никто не звал, - добавил он, не оборачиваясь и указывая в сторону Уэды.
- Эй! – возмущенно воскликнул тот, тоже выходя из машины. Татсуя уже собирался разразиться гневной тирадой, когда поймал умоляющий взгляд Рё, и потому решил повременить с речью о том, что в гробу он видал такие увеселительные поездки.
Ямашита и Нишикидо направились к дому, и Уэде ничего не оставалось, как только пойти за ними.
- Ну, и где обещанные отель и спа? - он еще не успокоился окончательно и решил выместить часть обиды на Рё: ведь именно из-за него и его обожаемого Томо Татсуя оказался в этом богом забытом месте, где, кажется, за каждым углом притаилось по призраку.
- Скажи, если я ошибаюсь, но не ты ли что-то говорил о Европе, где мы сможем, не скрываясь, гулять, держаться за руку и без стеснения заказать номер с двуспальной кроватью и видом на залив? И еще ты рассказывал о множестве магазинов и уютных пивных! И я точно что-то слышал о катании на лошадях...
- Тат-чан, - с досадой протянул Рё, - ну, Томо ведь нужна была моя помощь! Я не мог отказать другу! У него беда.
- Беда?! – оскальзываясь на грязи и хватаясь за локоть Нишикидо, воскликнул Уэда, - да они с Тегоши вечно ссорятся, хуже Казуи с Джином! Ничего бы с ними не случилось. И вообще я считаю, что все проблемы в отношениях можно решить в кровати.
На улице было не больше плюс десяти - все-таки начало ноября в Ирландии гораздо холоднее, чем в родной стране восходящего солнца. Зубы Нишикидо выбивали стройную дробь, и он, дрожа, принялся растирать предплечья руками.
- Ямашита, если я замерзну насмерть, то убью тебя.
- Не драматизируй, - отмахнулся Томо. Он все еще разглядывал особняк.
Двухэтажное деревянное здание с множеством башенок и миниатюрных флигелей. Давным-давно оно было выкрашено в серо-зеленый цвет, но со временем краска заметно выгорела и облупилась. Увитый плющом заборчик будто разделял два мира: по ту сторону, где был дом, все выглядело старым, но ухоженным, будто время там замерло еще в начале прошлого века. Зато по эту сторону все было какое-то убогое, давно заброшенное. Ямашита нерешительно остановился у калитки. Рё, недовольно ворча, встал рядом.
- Не бойся, - Уэда коснулся его рукава, - я взял теплые вещи.
- Правда? – просиял Нишикидо, целуя любовника в висок.
- Конечно. В Дублине тоже, должно быть, холодно, - кивнул Татсуя, окидывая дом хмурым взглядом: - Ну что, идем?
Внезапно из-за угла дома выбежал гигантский темно-серый пес и залился громким лаем. За ним неспешно шел Юя. Ямашита, казалось, примерз к месту, неотрывно глядя на него. На Тегоши была теплая осенняя курточка, плотные джинсы и милая лыжная шапочка голубого цвета с помпоном.
- Кара! – позвал парень и замер, удивленно глядя на них.
- Привет, - почти прошептал Томо.
- Ну, и что вы здесь делаете? – сердито бросил Тегоши.
- Я объясню, - тряхнул рыжими волосами Уэда, - Ямашита, как хороший бойфренд, притащился за тобой, Рё, как хороший друг, поехал с ним. А я просто купился на обещание Нишикидо, что мы, наконец, проведем отпуск по-человечески. Кто же знал, что хороший отдых в его понимании - заехать вместе с Ямашитой в какую-то дыру? Юя, разве нельзя было выбрать место поживописнее? Ну, на худой конец подошли бы Италия или Испания…
Рё ткнул его локтем в бок и выразительно закатил глаза. «Что?» - пожал плечами Татсуя. Юя нахмурился, но сделал приглашающий жест.
- Идемте, раз приехали.
Ступеньки крыльца скрипнули под ногами. Тегоши толкнул узорчатую дверь с небольшим круглым витражом посередине. Внутри дом тоже был вполне классическим. Направо, куда тут же сунул нос Татсуя, была гостиная с большим окном, камином и двумя диванчиками, крошечным кофейным столиком и множеством шелковых подушек. Налево, вероятно, была столовая, а впереди массивная широкая лестница вела на второй этаж.
- Миссис Уайт, - позвал Юя, стягивая шапку и перчатки.
- Ау, - откликнулся кто-то из столовой. - Уже иду.
Услышав женский голос, Уэда ожидал увидеть маленькую кругленькую старушку с седыми волосам и милым передничком. Но в прихожей показалась статная дама лет пятидесяти, прямая, как отставной капитан, высокая и сухощавая, в длинном сером платье и накрахмаленном белоснежном фартуке. Волосы были забраны в пепельно-серый строгий пучок, а лицо, сначала выражавшее вежливую заинтересованность, при виде новоприбывших приняло странно-недовольное выражение.
- Чем я могу помочь вам, господа?
- Миссис Уайт, у вас, кажется, еще оставались комнаты наверху? – Тегоши мило улыбнулся, видимо, он уже успел подружиться с хозяйкой.
- Да, но только две, - она несколько растерялась.
- Ничего. Эти двое не против пожить вместе, - он указал на Рё и Тат-чана. Она перевела взгляд на них и удивленно захлопала ресницами.
- Это точно, - подмигнул Нишикидо, ничуть не тушуясь. - А кровать там двуспальная?
Уэда смутился, и тут уж пришла его очередь тыкать любовника в бок.
- Что? – пролепетала совсем уж ошарашенная хозяйка.
- Не слушайте его, миссис Уайт, - вступился за Рё Ямашита, - просто мы устали с дороги. Можем мы подняться наверх?
- А? - женщина, кажется, все еще осмысливала весь короткий диалог. - Ах, простите! Конечно, поднимайтесь.

Рё первым ввалился в комнату и, быстро оглядев ее, сразу же решил взяться за дело.
- Две односпальные кровати, - констатировал он. - Помоги-ка мне их сдвинуть.
Татсуя вслед за ним вошел в спальню. Он вздохнул, увидев две сиротливые, как в дешевом отеле, кровати у стены. Уэда прошел по комнате и обнаружил за неплотно запахнутой темно-зеленой шторой дверь на балкон. Единственное, что его порадовало так это шкаф и пара столов. Бежевые стены выглядели довольно уныло.
- Рё, ты хоть иногда можешь думать своим верхним мозгом? - Уэда и не думая помогать Нишикидо, стал разбирать чемодан. Он, опустившись на колени, расставлял пузырьки с различными кремами, духами и другими косметическими средствами на небольшом столике рядом с зеркалом и при этом продолжал говорить. Рё только сопел в ответ, напрягаясь изо всех сил, двигая кровать.
- Ну, вот скажи мне, зачем? Зачем было ехать сюда вслед за ЯмаПи? Я не создан для Ирландии, здесь холодно и влажно. И к тому же, мы все прекрасно знаем, что будет дальше. Ямашита три дня будет ходить за Тегоши и ныть, что он жутко виноват или наоборот, что не виноват и так обстоятельства сложились. В общем, закончится все сексом и бурным примирением. И зачем тогда нужны мы? – он обернулся к Нишикидо, который уже успел раздеться и собирался в душ.
- Рё! Ты меня слушаешь?! – возмутился Татсуя.
- Конечно, дорогой. Кстати о сексе - пора опробовать наше ложе, - он широко улыбнулся и подмигнул, - В душ я первый.
Уэда устало потер лоб и кивнул - все равно спорить было бесполезно.
А пока они разбирали вещи, принимали душ и занимались на жесткой кровати беззаботным, юношеским сексом, в соседней комнате, которую занимал Тегоши, шла ожесточенная перепалка.
- Томо, я не понимаю, почему нельзя оставить меня в покое! Я же сказал, что мне нужно подумать, и…и… - Юя бессильно сжал кулаки. Смотреть в глаза Ямашите было просто невыносимо. Иногда Тегоши казалось, что только он способен разглядеть чувства в этих непроницаемых, черных глазах. Он всегда безошибочно угадывал, о чем думает любимый, лишь заглянув в «зеркало души». Сейчас душа Томо недоуменно вопрошала: «Что я сделал не так?».
- Ты должен был просто подождать. Я не просил объяснений, только время. Немного времени побыть наедине с собой и понять, каково это… «без тебя». Каково будет полагаться только на себя.
- Ты осуждаешь меня? – Ямашита сидел на постели и рассматривал свои пальцы, сцепленные в замок, лишь изредка поднимая голову. Тегоши стоял у стены, скрестив руки на груди. В тусклом вечернем свете его лицо казалось серым и изможденным.
- Я… может быть, - вздохнул он. - Я не хочу красивых слов, как в кино. Не хочу говорить то, что скажу на интервью. «Мы были отличной командой, но теперь пришло время отпустить. Я уверен, новый состав Ньюс вас тоже сможет удивить». Все это - лишь красивые фразы и слова-чехлы. А с тем, что я действительно чувствую, я пока… я и сам пока не понимаю.
- Я просто хочу знать, что это не отразиться на наших с тобой отношениях.
- Сомневаешься во мне?!
- Конечно, нет. Это ведь просто работа, личное тут не причем.
- Что? – Юя подался вперед. - Так вот как ты это видишь? Это не личное для тебя? Разве работа не часть жизни? Я всегда вкладывал душу в то, что делал. И я думал… - он замолчал на мгновенье, - я думал ты тоже.
Он устало опустился в кресло и вздохнул, будто после целого дня тяжелого труда. Молчание заглянуло в комнату и, с любопытством поглядывая то на одного, то на другого, уселось между ними. Тегоши показалось, что он вот-вот и в самом деле увидит это самое молчание, похожее на нескладную девчушку в старом платье и с растрепанными волосами. Голова внезапно разболелась, и он потер виски, надеясь, что это поможет. Надеялся зря.
- В какой момент ты перестал быть тем, в кого я влюбился? Мы знакомы почти десять лет. Я помню, как мальчишкой пришел в агентство и впервые увидел тебя. Меня поразила твоя жажда жизни и восхитила твоя энергия. Ты был таким веселым и свободным, дурачился, когда у всех перед выступлением был мандраж. Но при этом оставался лидером, который уверенно вел группу вперед и всегда брал на себя ответственность. Ты был такой… - Юя слегка улыбнулся воспоминаниям, - сияющий! А потом мы так долго не виделись. А когда встретились вновь, оба уже успели измениться. Мы стали другими, и чувства тоже стали другими. Мое восхищение… мне стало недостаточно просто смотреть на тебя. В какой-то момент мне захотелось прикоснуться к твоей груди и почувствовать, что твое сердце бьется в том же ритме, что и мое. Неужели ты услышал мои немые молитвы? – Тегоши стремительно поднялся, пересек комнату и приложил руку к груди Ямашиты. Сердце под ладонью билось все так же быстро, как раньше.
- Юя, - слабо позвал Томохиса, поднимая на него глаза, и затаил дыхание.
- Хоть здесь никаких изменений. Похоже, твое сердце все еще помнит меня? – Тегоши вернулся в кресло и прикрыл глаза, продолжив вспоминать. - Ты первым поцеловал меня. Ты подарил мне такое счастье, что сравнится лишь с горем, которое ты принес сейчас.
- Я… - начал было Ямашита, но Тегоши вновь не дал ему произнести ни слова.
- Пожалуйста, уходи. Мне нужно подумать обо всем этом, - Юя, прикусив губу, посмотрел на него исподлобья. Томохиса помедлил, принимая решение, и все же направился к двери.

Темно, по стенам бродили странные жуткие тени. Тихо, лишь шуршали его тапочки, да иногда поскрипывали половицы. Уэда, сжимая кружку с горячим чаем, медленно пробирался из кухни к себе в комнату.
Он проснулся посреди ночи. Дыхание Рё неприятно горячо щекотало шею. Татсуя полежал немного, но сон не шел, и он отправился на кухню. Идти туда было совсем не страшно, но при возвращении ему вдруг стало жутко.
Старый дом вздыхал тяжело и протяжно и, кажется, иногда даже постанывал. Уэда медленно шел вперед, уговаривая себя, что бояться нечего. Вдруг холодный сквозняк коснулся кожи, по спине побежали мурашки. И показалось Татсуе, что он слышит тихие шаги позади, но он не стал оборачиваться. Будто маленький мальчик, что от страха прячется под одеяло, Уэда стал убеждать себя, что ничего плохого произойти не может. Он облизал сухие губы и подумал, что если сейчас побежит, то очень скоро окажется в безопасности в своей постели, но тогда он рискует разлить чай и разбудить Нишикидо, который непременно поднимет его на смех. Татсуя представил хохочущего Рё и не побежал.
- Уходи, - попросил тихий детский голосок позади него. Уэда медленно обернулся – никого. Руки у него затряслись, а волосы, кажется, встали дыбом. Он судорожно вдохнул через рот. И вновь легкий ветерок пробежал по его коже. Это уже не было игрой воображения, Татсуе стало по-настоящему страшно.
- Это опасно, - вновь позвал девичий голос. Татсуя мелко задрожал.
- Вы все умрете, - сказали уже с другой стороны. Он резко обернулся, пролил чай и обжег руку, но так никого и не увидел. Татсуя, забыв обо всем, бросился бежать, стараясь припомнить хоть одну молитву. Но в голове было пусто, только кровь бешено стучала в висках.
- Беги! Беги! Беги! – раздавалось уже со всех сторон. Кружка выпала у него из руки и разбилась; Уэда продолжал мчаться, но звуки, крики пополам со странным шумом, похожим на шум пленки в старом магнитофоне или гул далекой реки, все нарастали. Он упал на колени, не добежав до комнаты нескольких шагов, и зажал уши руками. Кто-то невидимый (или их было несколько) носился вокруг и все продолжал пронзительно вопить. Слезы брызнули у Татсуи из глаз, но он, до крови прикусив нижнюю губу, не издал ни звука. Просто не мог. Уэда, хватая ртом воздух, пополз к двери. Пара метров растянулась для него в мили. Но он, наконец, ввалился в комнату, и все резко стихло.
Уэда был уверен, что крики подняли на ноги весь дом, но похоже только он их слышал. Нишикидо продолжал сладко обнимать подушку. Татсуя, тяжело дыша, растолкал Рё.
- Мы уезжаем, - выдохнул Уэда ему в лицо.
- Что? – пробормотал Нишикидо, не желая просыпаться. - Что случилось Тат-чан? Почему ты бродишь по дому посреди ночи?
- Мы уезжаем, - руки у Татсуи все еще тряслись, но он все же смог вытащить чемодан из-под кровати и теперь судорожно сваливал в него все пузырьки, которые еще вечером старательно расставлял на столике.
- Может, объяснишь причину? – спросил Рё, садясь в кровати и протирая глаза.
- Здесь, - Уэда показала на дверь, которая почему-то была закрыта, - призраки!
Голос его сорвался.
- Чего? – расхохотался Нишикидо. - О, Ками-сама, когда ты уже успокоишься? То феи, то призраки!
- Я не шучу! – воскликнул Татсуя и метнулся к нему. Их лица оказались так близко, что Рё сразу перестал смеяться. Лицо его любовника даже в темноте казалось бледным, глаза впали, будто он резко постарел, и бешено бегал взгляд. Волосы слиплись на мокрых от пота висках, и Нишикидо потянулся к ночнику. Тот вспыхнул, и внутри у Рё стало холодно и пересохло во рту. Часть волос у Уэды стали белыми, как снег.

Тусклое осеннее солнце лениво заглядывало в окно. Уэда сидел на кровати, бесцельно уставившись в стену. Они не уехали, Рё удалось уговорить его остаться до утра, но Татсуя так и не лег спать и вообще сомневался, что ему когда-либо удастся заснуть. Нишикидо вошел в комнату и поставил на столик дымящуюся чашку. Уэда опасливо покосился на нее. Рё вздохнул, покачал головой и, осторожно присев рядом с партнером, погладил его по волосам.
- Тебе лучше? – сам не понимая зачем, спросил он. Тат-чан посмотрел на него больными глазами, под которыми залегли темные фиолетовые круги, и, странно дернув подбородком, шепнул:
- Нет, - Уэда спрятал лицо на груди у Рё, вдыхая знакомый запах, - не оставляй меня, хорошо?
- Тат-чан… - от нежности у Нишикидо защемило в груди, он мягко погладил парня по волосам, - пойдем вниз, а? Тебе нужно поесть.
- Нет, - испуганным шепотом ответил Татсуя, - я не хочу выходить их комнаты.
- Я ведь буду с тобой…
- Нет! – перебил Уэда, - Пожалуйста…Мне… мне так страшно.
Рё удивленно на него посмотрел. Татсуя никогда не признавал, что может чего-то бояться и, тем более, что есть нечто, способно повергнуть его едва ли не в животный ужас.
- Я не сумасшедший и не шучу. Рё, это были призраки!
- Так давай уедем? Я только пойду, найду ЯмаПи и Тегоши, и сразу соберем вещи, - Нишикидо стал подниматься с кровати.
- Я не останусь один! – Уэда вцепился в его рукав, страшно выпучив глаза.
- Ладно, я только на секунду выйду в коридор и посмотрю, может они в комнате. Ну что ты? – он ободряюще улыбнулся и продолжил уговаривать любимого, как маленького, - хочешь, постой на пороге. Или, может, я подержу тебя за руку?
Уэда несмело кивнул.

Осенние листья пахли терпко и горько, а утренний воздух был прохладным и вкусным, как бывает только за городом. Тегоши не торопясь шел по шуршащей гравием дорожке и думал о своем. Он не слышал, как подкрался Ямашита, и потому слегка вздрогнул, когда тот, легко хлопнув его по плечу, сказал:
- Привет.
- Привет, - Юя неохотно вынырнул из своих мыслей.
- Ты подумал?
- А? - рассеянно откликнулся Тегоши, оглядываясь по сторонам в поисках скамейки, которая, он помнил, была где-то здесь. – А, да. Подумал.
Ямашита выжидающе посмотрел на него, а потом не выдержал:
- Ну и?
- Я не знаю, Ямашита, - вздохнул Тегоши. - Ты всегда все делаешь правильно. Говоришь правильные слова, совершаешь правильные поступки. Даже твой уход из группы мало кто назвал бы предательством. Все в твоей жизни подчинено одной цели и идет по намеченному курсу. И… мне кажется, что ты все больше перестаешь быть просто человеком, а становишься только айдолом. Но влюбился-то я в человека. Мне не нужен ЯмаПи или Ямашита Томохиса, я хочу Томо. Моего Томо! Того, кто по утрам непричесанный и сонный лениво тянул горячий чай из любимой кружки у меня в кухне!
- Я не изменился, Юя! Я проделал долгий путь, чтобы достичь цели. И теперь, когда я уже близко, мне нужна твоя поддержка.
- Оставь айдола для Джонни и фанатов! – вспылил Тегоши и ускорил шаг. Ямашита решил, что хватит с него рассуждений, может, правда иногда стоит перестать думать хотя бы на время и дать волю своим чувствам. Он грубо прижал Юю к ближайшему дереву. Тот посмотрел на него спокойно, ожидая дальнейших действий. Томохиса колебался всего секунду, а потом наклонился, рука легла на шею парня, и он стремительно его поцеловал. Под напором ловкого языка губы Тегоши раздвинулись. Кажется, никогда еще Ямашита не позволял себя потерять контроль, но угроза, что он может упустить Юю, перевесила здравый смысл. Он целовал его с остервенением, покусывая губы парня и почти задыхаясь. Он резко развернул любовника спиной к себе. Тот, обдирая кожу на ладонях, до боли вцепился в дерево. Томохиса ослабил ремень на его брюках и спустил их вниз до колен. Он облизал один палец и осторожно надавил на тугое колечко мышц, Тегоши слабо вскрикнул и застонал. Ямашита наклонился к Юе - грубая джинсовая ткань коснулась нежной белой кожи - и прошептал:
- Достаточно спонтанно? – Томохиса медленно добавил еще один палец и сделал несколько резких выпадов. Вторая его рука, подстраиваясь под ритмичные движения пальцев, легла на напряженный член Юи. Тегоши крепче обнял дерево и выгнул спину, касаясь грудью шероховатого ствола. Губы Томо прошли по его позвоночнику и замерли, опаляя шею горячим дыханием. Через пару минут Юя странно болезненно застонал и кончил. Ямашита, хрипло и тяжело дыша, отошел и упал на лавочку. Тегоши осел на землю.
- Ну, так что? Спонтанно? – Томо облокотился на спинку. Юя, слегка прикусив губу, лукаво улыбнулся и кивнул.
- Позволь теперь мне тебя любить, - он натянул штаны, не удосужившись их застегнуть, подполз к Томохисе и, не отрывая взгляда от его лица, резко расстегнул пуговицу и ширинку на его джинсах. Холодные пальцы легли на член Ямашиты и слегка помассировали возбужденную плоть. Томо шумно выдохнул через рот. А мягкие губы Тегоши уже атаковали розовую головку, язык описывал бесконечные круги по ободку. Томохиса, тихо постанывая, вцепился ладонями в скамейку. Юя осторожно и легко провел губами снизу вверх от основания до вершины.

- Похоже, они помирились, - мрачно заметил Уэда, голос которого прозвучал почти нормально. Они с Рё наблюдали эту сцену из окна своей спальне. Нишикидо посмотрел на него и потянулся поцеловать, но Татсуя его остановил.
- Только не здесь, - тихо попросил он. - Не надо здесь.
- Разве ты не хочешь добавить еще одну страну в список тех, где мы успели позаниматься сексом?
- Хочу. Даже очень. Но для начала давай вернемся в Дублин.
- Ну хорошо, - вздохнул Рё и решительно дернул створку окна, высунувшись чуть ли не наполовину, чтобы крикнуть:
- Эй, вы двое! Хватит уже отношения налаживать! Мы уезжаем! – они были слишком далеко, чтобы можно было расслышать реакцию любовников, пойманных «на месте преступлении». Но Нишикидо готов был поклясться, что слышал, как подавился и закашлялся Тегоши и тонко вскрикнул укушенный Ямашита. Удовлетворенный этой маленькой местью, Рё снова повернулся с Татсуе.
- Ну почему нет? – вид у него был несколько несчастный.
- Мне кажется, они смотрят, - шепнул Уэда.
- Кто «они»? Феи твои ненаглядные? А точно! Призраки! – Нишикидо завелся с пол оборота. Уэда на секунду сжал бледные губы и ответил:
- Прекрати.
Рё несколько раз сжал ладони в кулаки, но промолчал. Он вышел из комнаты и остановился в пролете между этажами. Татсуя замер в дверном проеме, так и не рискнув выйти.
- Эй, Нишикидо! – гневно воскликнул Ямашита, появляясь в холле. Ничуть не взволнованный Тегоши вошел вслед за ним.
- Что? – Рё сделал удивленное лицо, но затем расплылся в улыбке.
- Что это такое было?! Господь не отсыпал тебе ни грамма такта?! – Томохиса ткнул в него пальцем.
- Мы уезжаем, - вместо ответа объявил парень.
- Что? Почему?! – опешил Ямашита, который пока не был до конца уверен, что помирился с Тегоши, вернее, он был совсем не уверен в этом.
- Что здесь за шум? – спросила хозяйка дома, появляясь из столовой и вытирая руки о передник.
- Мы уезжаем, - повернулся к ней Нишикидо, а потом - обратно к Томо, громко шепча. - Кое-кто уверен, что здесь водятся призраки.
- Призраки? – удивленно переспросила миссис Уайт, - Может и так.
Она пожала плечами и загадочно улыбнулась.
- Что?! – дружно опешили парни. Она, улыбаясь, склонила голову.
- Идемте ужинать. А потом я расскажу все, что знаю.
Брови Уэды сошлись «домиком», и он, добела прикусив губу, посмотрел на Рё.
- Идем, - шепнул тот и ободряюще улыбнулся. Татсуя несмело вышел из комнаты, только чтобы тут же вцепиться в ладонь Нишикидо.
Они сели за стол, а хозяйка пристроилась во главе и, подперев щеку рукой, принялась рассказывать истории.
- Говорят, лет сто назад в этом доме жила семья. Обычная, счастливая семья. Но однажды что-то случилось, и муж ушел от жены. Убитая горем женщина потеряла вкус к жизни и даже ради детей, двух очаровательных маленьких девочек, не могла заставить себя жить дальше. Разум ее помутился. И однажды в приступе ярости и безумия, она утопила близняшек в ванной. Когда женщина пришла в себя и поняла, что натворила, она вопреки ожиданиям не стала убивать себя. Она жила и мучилась, надеясь искупить свой грех. Но ее сознание уже было надломлено и ничто не могло привести его в порядок.
Люди сторонились женщины, когда она скорбно брела по дороге, возвращаясь из города. Когда она попыталась войти в церковь, священник прогнал ее. Доказательств, что девочки убиты, не было. Они просто пропали. Но клеймо изгоя преследовало ее до конца жизни.
- Как она умерла? – прошептал Ямашита, зачарованный рассказом.
- Никто не знает. Однажды она просто перестала выходить из дома, и все смирились, думая, что некогда молодая и красивая женщина превратилась в старуху и, обрученная со своим несчастьем, умерла в одиночестве. Но такие события не проходят бесследно, и потому считается, что призраки всех трех еще бродят по округе.
Уэда сильнее сжал ладонь Нишикидо под столом. Тот вздрогнул и посмотрел на парня встревожено. Татсуя был бледен; казалось, что еще немного, и он упадет в обморок.
За рассказами и едой они не заметили, как стемнело, и ехать куда-либо было уже поздно. Все стали неспешно расходиться по комнатам.

- Тише, - Уэда осторожно приоткрыл дверь и выглянул. Было темно, но спокойно. Лунный свет заглядывал в окна. Татсуя был не один, и только это помогало ему не трястись от страха. Из соседней комнаты точно так же высунулся Тегоши и, подмигнув Уэде, поманил Томо за собой. Вчетвером они стали осторожно спускаться по лестнице, стараясь не шуметь.
Внезапно повеяло холодом. Татсуя задрожал, потому что это был именно такой холод, как тогда. Они замерли, оглядываясь. Темная фигура поднялась из кресла в гостиной, которое хорошо просматривалась с площадки между этажами.
- Куда-то уходите? – почти ласково спросила она, свет упал на бледное, заостренное лицо.
- Миссис Уайт… - начал было Юя, но слова застряли у него в горле. Из-за юбки женщины выглянули две симпатичные девчушки, очень похожие друг на друга, только одна блондинка, а другая брюнетка. С кудрявых волос и светлых хлопковых платьиц капала вода.
- Дети, нашим гостям пока нельзя уходить, - властно произнесла женщина, поднимая руку.
- Да, мама, - воздух наэлектризовано затрещал, и секунду спустя Ямашита и Нишикидо оказались прикованными к стенам, не имея ни единой возможности пошевелиться. Рё, точно так же как и Томохиса, почувствовал, что воздух словно загустел, а все его тело, казалось, оплетено влажной, липкой паутиной, прижимающей его к стене. Татсуя испуганно вскрикнул, когда его ноги безвольно заскребли по полу. Тело его поднялось в воздух, понукаемое неведомыми чарами, и неестественно выгнулось в спине. Уэда пронзительно закричал. Рё мог видеть искаженное агонией лицо любимого, но он не мог помочь ему, только ругался сквозь зубы. Пальцы миссис Уайт скрючились, будто она сжимала что-то невидимое.
- Это ты заставляешь его уехать, - прошипела женщина. Черты ее лица исказились, ярость плескалась в глазах. Татсуя почувствовал, как внутри все закипает и, казалось, органы лопаются от давления. Боль прошла по позвоночнику, словно электрический разряд. Ему очень хотелось умереть, лишь бы перестать чувствовать, лишь бы кончилась эта пытка. «Глупо вот так умереть…» - на секунду очнувшись, успел подумать Уэда и, чуть приоткрыв глаза, посмотрел на Рё. - «Любовь моя…». Слезы потекли из глаз. Татсуя продолжал кричать, задыхаясь, но вдыхая, как ему казалось, раскаленный, опаляющий легкие, воздух.
- Беги, - сдавленно просипел Ямашита, который тоже думал о том, кого любил. Юя, до этого пригвожденный страхом к полу, посмотрел на него.
- Беги! Спасайся! – вновь проговорил Томохиса, слабо трепыхаясь. Тегоши медленно стал отступать в холл.
- Господин Тегоши, зачем же вы бежите? – мягко обратилась к нему женщина, делая легкое движение рукой. Уэда, словно тряпичная кукла, отлетел к стене и замер в нелепой позе у камина. Юя рванулся к двери и дернул за ручку, но она оказалась заперта, и он просто побежал, лишь бы оказаться подальше от гостиной и разворачивающихся в ней событий.
- Присмотрите за ними, - бросила миссис Уайт детям и решительно пошла за Тегоши. Она вышла и сила, удерживающая парней, тоже ушла. Они рухнули на пол. Золотоволосая малышка наклонилась к Ямашите и тихо прошептала:
- Спасайте только себя. Бегите. Мы задержим мамочку.
А брюнетка склонилась к уху Рё:
- Мамочка плохая. Подожгите дом. Мы удержим ее внутри.
- Вы отпускаете нас? Но почему? – Нишикидо попытался встать, но ноги не слушались и скользили по полу.
- Никто не хочет быть узником. Мы томились здесь слишком много лет.
- Мамочка плохая, - хором повторили девочки. - Спасайтесь.
Они взялись за руки и растаяли в воздухе. Рё быстро пополз к Татсуе, который все еще лежал, странно вывернув руки и уронив подбородок на грудь.
- Тат-чан, - тихо позвал он, обнимая Уэду, - очнись. Пожалуйста, очнись! Нам нужно выбраться отсюда поскорее! Слышишь?
Тот еле слышно стонал, но, кажется, возвращался в реальный мир. Нишикидо облегченно улыбнулся и взвалил его себе на плечо.
- Нам надо найти Юю, - Ямашита тоже поднялся.
- Нет, - Рё упрямо мотнул головой, - Она может вернуться…
- И что?! – глаза Томохисы злобно сузились, - Предлагаешь бросить его здесь?
- Я не буду подвергать Татсую такой опасности. Это все!
Ямашита яростно втянул воздух сквозь зубы и метнулся к Нишикидо, будто хотел ударить, а потом грубо сунул что-то твердое и холодное ему в руку:
- Убирайся! Я сам найду Тегоши!
Рё взвесил на ладони ключи от машины и со всем быстротой потащил Уэду прочь из этого дома.

Тегоши метался по кухне, слыша позади себя тяжелую поступь. Слева запертое окно, справа кухонный стол, впереди дверь, ведущая в неизвестность.
- Не убегай, милый, - пропела сладко женщина, возникая на пороге. Юя попятился:
- Зачем вы это делаете? – голос дрожал и больше походил на писк. Он уперся спиной в стену и стал медленно отступать вправо.
- Мне было так одиноко. А потом появился ты… Нам ведь было так хорошо. Зачем они приехали за тобой? Гадкие мальчишки, хотели забрать тебя.
- О чем вы? – Тегоши нащупал позади себя ручку двери и осторожно повернул.
- Милый мальчик, останься со мной, - она протянула к нему руку.
- Я останусь, если вы отпустите моих друзей!
- Никогда. Если я их отпущу, они опять попытаются забрать тебя. Ну уж нет! - в ее глазах полыхнул огонь, и занавеска рядом с ним вспыхнула ярким красно-синим пламенем. Юя вскрикнул и резко распахнул дверь, побежав вперед, петляя узкими переходами. Странный, завывающий звук и жар настигали его, подхлестывая бежать быстрее. Вдруг прямо перед ним возникла одна из девочек. Тегоши резко затормозил и, споткнувшись, упал.
- Вперед и направо до конца. Твои друзья ждут тебя. Не бойся и беги, - шепнула малышка.
- Что?
- Беги!
Юя, сам не зная почему, послушался. Времени на раздумья не осталось, он просто побежал. В мозгу билась лишь одна мысль: «Бежать и поскорее!». Дверь распахнулась без труда.

Ямашита метался по гостиной, он отчаянно желал спасти Юю, но не знал, что ему предпринять.
- Тегоши! – сам не зная зачем, позвал Томохиса. В голосе прозвенели слезы, и крик получился каким-то слабым и жалким.
Он вздрогнул, когда перед ним возникла маленькая девочка с темными волосами. Она вздохнула и тихо сказала:
- Какой упрямый, - указала полупрозрачным пальчиком на крошечную, не более десяти сантиметров, фигурку балерины на каминной полке. Ямашита подошел и попытался потянуть за нее, но статуэтка не поддавалась. Попытался опрокинуть, балерина упала набок, что-то сухо щелкнуло и кусок стены слева от него, звякнув пружиной, открылся вовнутрь.
Томохиса опасливо заглянул в проем. Дверь на другом конце короткого коридорчика распахнулась, и Ямашита на секунду ослеп от яркого отблеска пламени, но тут же к нему на руки упал задыхающийся от дыма Тегоши.

Холодный воздух ударил в лицо, мгновенно приводя в чувство. Когда они вырвались из мрачного здания, все произошедшее внезапно стало каким-то нереальным и далеким, будто прошла не пара минут, а несколько лет.
- Нам нужно было его поджечь, - зачем-то произнес Нишикидо. Дрожащий Уэда, отвернувшись от особняка, повис у него на шее.
- Она сама это сделала… - Тегоши был бледен, но спокоен. Окна в кухне, звякнув, лопнули, и из них повалил черный густой дым. Они дружно пригнулись. Огонь, весело потрескивая, лизал сухие доски.
- Думаю, после такого мне понадобиться психолог, - невесело усмехнулся Рё
- Не думаю, что нам стоит кому-то рассказывать об этом, - Ямашита хлопнул его по плечу.

@темы: NEWS, fanstuff: fanfiction, Kanjani8, KAT-TUN