Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:10 

Адэлия
Она плавает в формалине, двигаясь постенпенно. В мутном, белом тумане. У меня её лицо, её имя. Никто не заметил подмены. Ключи проверяю в кармане.
Название: Идеальные отношения
Автор: Адэлия Аматерасу
Бета: Koidzumi Risa
Статус: завершён
Персонажи: Каменаши Казуя/Ямашита Томохиса, Накамару Юичи, Аканиши Джин, ОЖП.
Жанр: слэш, повседневность, психология.
Рейтинг: R (автроский)
Примечание: сцены насилия, возможен OCC
Примечание автора: Я ни на что не претендую и никого ни к чему не принуждаю. Возможно, это всего лишь субъективное видение.
Саммари: А что это такое - идеальные отношения?
Накамару сидел на диване в гримерке и делал вид, что его очень сильно заинтересовал собственный телефон. Приехать на работу раньше времени, да ещё и оказаться в одном комнате с Каменаши и Аканиши – это уже показатель того, что день не задался. Не то, чтобы Накамару любил один своих одногруппников больше, чем других, просто в последнее время этим двоим находиться поблизости друг от друга было просто невозможно. Но сейчас всё было достаточно мирно: каждый был занят своим делом.
-Отвяжись, я прошу тебя! Позвонила, чтобы наорать на меня? Сейчас не самое удачное время – я очень занят на работе! – Аканиши раздражённо бросил трубку куда-то на диван и тихо выругался. Очередная подружка, снова какие-то проблемы. Накамару возвёл глаза к потолку и попытался удержаться от комментариев, хотя это было очень сложно. У него никогда не будет нормальных отношений, пока он не изменится – как этого можно не понимать! Закончив ругаться, Аканиши заметил Накамару и заговорил:
-Странные существа эти девушки, правда? С ними просто нереально сложно! Вот как их понимать? Невозможно договориться, совсем никак! – Он как-то странно ухмыльнулся и продолжил, - проще найти себе парня, с ними вообще нет проблем. Так сказать, идеальные отношения.
-Закрой рот, Аканиши! Хотя это стоило сделать ещё минут пять назад, ты лишнее болтаешь, - Каме предпочитал всё это время отмалчиваться, но сейчас Джин явно намекал на него. Юичи снова предпочёл ничего не говорить, для него не было секретом, что Казуя встречается с Ямашитой, но он старался об этом не думать. Они старались не привлекать к себе внимание на работе, вернее, они почти не встречались на работе, а что они делали дома, его не касалось.
-Я сказал то, что думаю и ничего больше! Хватит везде чуять подвох!
-Не говори при мне подобных вещей, и я ничего не скажу в ответ! – Казуя злобно сверкнул глазами и собирался продолжить, но Накамару решил закончить:
-Да, правда, опустим кому и с кем хорошо. Просто веди себя с девушкой поделикатнее, и она будет твоей, Джин, - тема грозила перерасти в скандал, и её стоило прекратить. Джину не нравились такие отношения, но разве его кто-то спрашивал? Его вообще мало спрашивали, но высказывался он постоянно. У Каменаши зазвонил телефон, но он не стал брать трубку. Странно, обычно всегда отвечал на звонки. Юичи посмотрел на время, стрелка лениво ползла по циферблату и показывала, что ещё минимум двадцать минут до начала репетиции. Он встал и вышел из гримёрки, ему не хотелось слушать, что эти двое ещё наговорят друг другу. Он прошёлся по коридору, а когда вернулся, чтобы забрать забытый телефон, увидел, что Аканиши нет, а Каме говорил по телефону:
-Что? Нет, я, правда, сейчас не могу. Сейчас не всё так хорошо, как может показаться. Вот и не нужно рисковать. Момоко, прости, я помню, что обещал, но сейчас это…Он узнает, что я виделся с тобой, и это даст ему повод подозревать. Думаешь, глупо? Я согласен, но Томо не в том настроении, чтобы слушать, сейчас Ямашита никого не станет слушать, чтобы не говорили относительно измен и моего поведения. Не нужно, не трать слова. Да, я знаю, что это бред, но, Момо, если ты мне друг, просто подожди, пока я…
Юичи аккуратно прикрыл дверь. Казуя был полностью занят разговором, поэтому никого не замечал. От услышанного стало как-то не по себе, как будто он узнал что-то такое, чего ему знать было необязательно. Стало как-то противно, но Накамару отогнал от себя такие мысли, ведь ничего страшного он не услышал, а из того, что услышал, ничего не понял. Глупые мысли, нехорошие предчувствия – всё это просто очередной бред. Думать о чужих делах не было ни времени, ни желания, потому что было много своих проблем.
***
Фотосессии всегда проходили нервно, особенно если они затягивались, как, например, сегодня.
-Вам не стоит задавать таких вопросов! А я не обязан вам на них отвечать! Просто сделайте так, чтобы ничего не было видно и всё! – видеть, чтобы Каменаши на кого-то кричал, было крайне непривычно. Понимать, что этот кто-то человек из стаффа, ещё более непривычно. Накамару понял, в чём причина крика – на запястьях Каме были видны синяки, которые сложно было не заметить. Видно, девушка решила спросить о причине их происхождения, чем вызвала такую бурную реакцию. Никогда и никому не стоило спрашивать у Каменаши о его личной жизни. Исключения составляли только те случаи, когда он сам хотел рассказать.
-Всё нормально? – вежливость и ничего больше. Да, и на бедную девушку смотреть страшно – она готова разреветься в любую минуту.
-Со мной всё просто отлично. Это так, мелочи жизни. Неудачно поговорил со старшим братом, не нужно об этом беспокоиться, Накамару, - Каме снова был спокоен и дружелюбен, но спрашивать больше не стоило. Юичи и не стал, но синяки от брата? Каме же не тринадцать лет, чтобы он получал от братьев синяки! Хотя, может его брат был не доволен чем-то, кто знает какие у них отношения.
-Ладно, просто странно видеть тебя таким раздражённым, - ничего не ответить глупо, поэтому стоит хоть что-то сказать.
-Сейчас нет настроения, я попрошу у неё прощения позже, ладно? А пока узнаю о перерыве, странно чувствую себя. – Каме поднялся со стула и пошёл искать фотографа. Они о чём-то негромко поговорили, и фотограф чуть заметно кивнул.
-Перерыв пятнадцать минут! – что такого сказал Казуя, сложно было догадаться, но перерыв был как раз кстати. Накамару решил отлучиться в туалет, всё равно сейчас он был никому не нужен.
Войдя в кабинку, Накамару показалось, что он слышит шаги, буквально через несколько секунд дверь скрипнула, и вошли двое. Они кричали друг на друга, но Юичи не сразу узнал их голоса:
-Зачем ты приехал? Что тебе нужно? Я работаю, так как же твои правила? Они не действуют, когда дело касается меня, да? – голос Казуи сорвался, и на несколько минут повисла неуютная тишина.
-Я скучал по тебе, - Юичи закрыл рот рукой, чтобы не выдать своего удивления – Томохиса говорил очень тихо, но то, что это был именно он сомнений не оставалось.
-А я не скучал! Томо, мне хватило того, что ты устроил вчера дома! Я устал и хочу, чтобы ты ушёл, мне надоела твоя слежка…
-А мне твоя ложь! Почему ты постоянно лжёшь мне? Где ты был вчера, скажи правду! – Томохиса старался не кричать, но голос его звучал угрожающе.
-Я уже всё сказал и ничего повторять не стану, я от этого устал, - а Казуя напротив заговорил спокойно и довольно мягко. Казалось, будто он стал таким отстранённым, и его всё перестало волновать.
-Я не могу поверить в это, ты же понимаешь сам!
-Очень сложно поверить в то, что я был у брата и не трахался ни с кем весь вечер, да, Томо? – Каме говорил тихо и спокойно, мягко и доверительно, так, будто жалел больного или маленького ребёнка, а не высказывал любимому человеку свои обвинения.
Дальше произошло то, чего Накамару никак не мог ожидать услышать. Звук пощёчины раздался настолько неожиданно, что он вздрогнул, словно ударили его самого. Накамару чуть прислонился к двери и сквозь щель разглядел, что ЯмаПи прижал Каме к стенке, голова второго была повёрнута в сторону. Но когда Казуя повернулся и стёр кровь с губ большим пальцем правой руки, то он не казался обиженным или злым. Он улыбался, и это поразило Накамару ещё больше!
-А я думал, что ты не посмеешь этого сделать прямо здесь. Ты ведь всегда боялся, что на работе узнают, какой ты на самом деле. К примеру, что ты просто тряпка, Ямашита Томохиса, вот и всё! – речь Каме прерывалась ударом в грудь. Хоть он и не повысил голоса, но его любовник совсем не хотел его выслушивать и не собирался останавливаться. Из глаз Каме непроизвольно брызнули слёзы, он закашлялся и присел на одно колено, пытаясь восстановить дыхание.
-Я говорил тебе вчера, скажу и сегодня: перестань вести себя как шлюха, тогда это всё прекратиться. По-другому не получится, Каме-чан. – Томохиса был в ярости, но скрывал это почти мастерски. Он положил руку сидящему Каменаши на плечо и с силой дёрнул на себя, Казуя не удержался и упал на пол. Ему всё ещё было тяжело дышать, и он продолжал кашлять. - Я же просил тебя, почему ты не хочешь остановиться?
Даже если бы Каменаши мог говорить, то он всё равно бы ничего не ответил. Каме действительно надоело оправдываться и искать оправдания, особенно потому, что Томохиса всё равно не верил ни во что из сказанного. Поэтому он лишь предпринял попытку подняться, но Томо не позволил ничего сделать, пнув его, но куда точно Накамару увидеть не смог.
-Хочешь знать, зачем я сюда пришёл? Честно говоря, я увидел всё, что было нужно. Кстати, почти поверил тебе. Но то, что ты сказал сейчас, опять доказало мне, что ты врёшь, - Томохиса договорил, медленно одел очки и, переступив через Каме, направился к выходу.
Юичи оказался в очень непростой ситуации: выйти сейчас было невозможно, потому что Каме сразу бы понял, что он всё видел, а не выйти тоже было нельзя, ведь Казуя продолжал лежать на полу и не поднимался, а значит, ему могла понадобиться помощь. Пока Накамару хаотично соображал, что ему делать дальше, Каме собрался с силами и медленно встал. Он подошёл к раковине, смыл кровь с лица, кое-как привёл себя в порядок и медленно пошёл, придерживаясь за стенку. Юичи вышел и прислонился к двери. Ему было неприятно и даже страшно от того, что он увидел. Это было неправильно и жутко, человек, который любит, не должен так поступать! Однако, глядя на уверенные движения ЯмаПи, было ясно, что он бил своего парня не в первый раз. Почему же Каме ничего не сделал и только ещё больше провоцировал его? Ведь если подумать, раз это не впервые, то он-то должен был знать, что всё так кончиться! Накамару не мог понять, что ему делать дальше и как говорить с Каменаши. Перед глазами всё ещё стояла картина почти лежащего на полу Каме и переступающего через него Ямашиты. Разве это можно назвать идеальными отношениями? Оказывается, у них было больше проблем, чем у Аканиши со всеми его девушками вместе взятыми.
-Накамару-сан, вы здесь? Перерыв окончен, мы вас везде ищем, и Каменаши-сан просил вас поторопить, если будет такая возможность. Ему сильно нездоровиться и он хотел бы закончить быстрее.
-Да, я уже иду, - молодой человек из стаффа поклонился и поспешил оставить айдола в одиночестве. Накамару подошёл к раковине, облокотился на неё и посмотрел в зеркало. Конечно, Казу хочет закончить быстрее, у него еле хватило сил, чтобы выйти! Теперь Юичи и сам быстрее собирался попасть домой, чтобы всё спокойно обдумать ещё раз.
Теперь все старались сделать всё как можно быстрее, поэтому работа шла полным ходом и без остановок. Через полчаса всё было закончено, но всё это время Накамару поглядывал на Каме, тот выглядел очень усталым и, казалось, что у него очень сильно болит голова. Казуя постоянно закусывал губу, и было видно, как он сосредотачивался, слушая, что ему говорят, будто ему сложно было запомнить сейчас хоть что-то.
Работа была закончена, Юичи позвонил своей девушке, договариваясь о встрече. Хикари ждала его у себя дома, поэтому Накамару забыл обо всём, что тревожило его утром, и собирался сразу поехать к ней, но от приятных мыслей его отвлёк голос Каменаши:
-Ты не мог бы позвонить на мой телефон? Понимаю, что это странно, но я не могу его найти. Точно помню, что утром брал его с собой, но сейчас его нигде нет. Не хотелось бы его потерять.
-Да, конечно, подожди секунду, - Юичи достал телефон и набрал номер Каменаши. Казалось, что он вздохнул с облегчением, когда услышал сигнал телефона где-то в глубине сумки.
-Спасибо тебе большое, - сказал Каменаши и Юичи сбросил вызов. Интересно, он попросил позвонить, потому что думал, что Ямашита забрал его телефон с собой? Неопределённо поведя плечами в такт своим мыслям, Накамару поблагодарил всех за работу и пошёл к своей машине.
***
Хикари была сегодня свободна, поэтому ничего не мешало Юичи пробыть у неё до самого вечера.
-Как твои дела в университете? – Его голова лежала на коленях у девушки, а та лениво перебирала его волосы.
-Не так здорово, как бы я хотела. Но ничего не поделаешь, человеку нужно бороться с трудностями, - Хикари сделала серьёзное лицо, но потом, не выдержав, рассмеялась. – Ты так и не сказал мне, почему ты такой задумчивый сегодня? Что произошло? Проблемы на работе? Юи-кун, расскажи правду, для меня это очень важно.
-Нет, успокойся, с работой всё хорошо. Просто я хотел бы знать твоё мнение об одной вещи. Скажи, Хикари, если бы ты стала свидетельницей одного неприятного случая, чтобы ты сделала? Вмешалась бы или нет?
Девушка наморщила лоб и прикрыла глаза, она всегда так делала, когда задумывалась. Накамару не смог удержаться от улыбки и, поймав руку девушки, поцеловал её пальцы.
-Не мешай мне думать, эй, перестань! – девушка рассмеялась и нехотя высвободила свою руку. – На самом деле, это очень сложный вопрос. Я не знаю, что тебе ответить. Скорее всего, если бы я знала человека достаточно хорошо, то поговорила бы с ним об этом. Не потому что мне было бы жаль кого-то или я очистила бы свою совесть, но может он просто не понимает, что всё ужасно?
-Может, и не понимает…а может, не хочет ничего понимать. Так, ты говоришь, что поговорила бы?
-Да, сейчас я поняла, что точно поговорила бы. А случай очень серьёзный? – Хикари провела рукой по шее Юичи, и он не услышал вопрос. – Юи-кун, ты совсем не слушаешь меня!
-Я весь во внимании, Хикари! Случай…весьма серьёзный, но, ко всему прочему, совсем личный. Хотя я послушаю тебя, потому что моя Хикари вряд ли бы посоветовала что-то плохое, - Накамару сел и поцеловал девушку. – Я ведь прав? Что ты скажешь, Хикари?
-Да, - тихий шёпот и томный вздох, а это значит, что все чужие проблемы забыты, и нужно заняться собой.
***
Мобильный как всегда прервал на самом интересном месте, и Юичи мысленно отругал себя за то, что не отключил его. Хикари закрыла глаза и стала глубоко дышать, восстанавливая дыхание. Накамару дотянулся до телефона и, наконец, ответил:
-Моши-мош.
-Накамару-сан, вас беспокоит администратор ресторана М***. Мы звоним вам с просьбой: вы не могли забрать Каменаши-сана? Ваш номер был первым в списке вызовов, поэтому мы вам позвонили. Он спит, и разбудить его мы не можем. Если вы сможете приехать, мы будем вам признательны.
-Конечно, я приеду в течение получаса. Я попрошу вас только об одной вещи: сделайте так, чтобы никто ничего не узнал, я надеюсь, вы понимаете причину моей просьбы?
-Да, конечно, я позаботилась об этом. Никто ничего не узнает. Мы будем вас ждать.
-Спасибо, я постараюсь приехать как можно быстрее, - хорошо хоть у Каме хватило ума напиться в дорогом ресторане, а где-нибудь, где ходит куча людей и его бы давно засняли папарацци. – Хикари, мне нужно уехать. Дело государственной важности, ты ведь понимаешь? Я ужасно не хочу никуда ехать, но…не поехать нельзя. Увидимся послезавтра, ладно?
-А ты не сможешь вернуться сейчас? – девушка была крайне расстроена, и ей совсем не хотелось отпускать парня.
-Я не знаю, как надолго всё может затянуться. – Казу не разбудила куча людей, то вряд ли там всё очень легко поправить.
Юичи встал на ноги и начал собирать одежду. Если он обещал приехать через полчаса, то выезжать нужно прямо сейчас. К тому же неизвестно, как долго всё удастся сохранить всё в тайне, может, кто-нибудь уже узнал! Лишние проблемы группе не нужны, поэтому стоит надеяться на удачу.
***
Администратором оказалась довольно милая девушка с очень красивым именем, которое Юичи сразу же забыл. Она встретила его на входе и сразу провела в VIP-зону. Каменаши действительно спал. Накамару подошёл ближе и положил руку на плечо Каме, но тот продолжил спать, не явив никакой реакции. Это было просто ужасно.
-Казуя, просыпайся, - не очень уверенно произнёс Юичи. Он остановился в нерешительности, не зная, что делать дальше. Накамару внимательно посмотрел на Каме и понял, что происходящее начинает его сильно злить. Он тратит своё время на человека, который, по большому счёту, ему совершенно никто. Почему Ямашита не мог приехать и забрать своего парня? Правильная мысль пришла в голову сама собой: он будит Каме, вызывает такси, звонит Ямашите и отправляет Казую домой! Это не займёт много времени, и он сможет вернуться к Хикари, сказав ей, что планы снова изменились. Они и так редко видятся, нельзя тратить такую замечательную возможность побыть вместе!
-Казу-чан, просыпайся, давай же, вставай! – Юичи посильнее потряс парня за плечо, и тот медленно поднял голову:
-Накамару? А что ты тут делаешь? Что происходит? Я ничего не понимаю!
-Тише, тсс! Помолчи, Казу! Я тебе всё расскажу, только давай уйдём отсюда, ладно? – было противно разговаривать с Каме так, будто ему три, но по-другому бы ничего не вышло. Зато сейчас он очень внимательно слушал и пристально смотрел Юичи в глаза, нельзя было сказать точно, понял ли он всё сказанное, но ответ Накамару порадовал:
-Ладно, пойдём.
Дальше произошло то, чего Накамару боялся больше всего: как только Каме встал, его начало мутить. Но тут среагировала администратор, поманив кого-то рукой и попросив проводить господина Каменаши до уборной.
Юичи, в очередной раз, почувствовав себя неудачником, поблагодарил девушку и спросил:
-Он очень много выпил, да? Знаю, спрашивать глупо, но я не помню, чтобы он позволял себе такое. Прошу простить нас за доставленные неудобства.
-Да, Каменаши-сан выпил достаточно много. Мы с пониманием относим к такого рода ситуациям. Я бы лишь попросила вас воспользоваться задним выходом, когда будете уходить. Для нашего общего удобства и спокойствия.
-Да, конечно. Простите, а сколько я должен по счёту? Думаю, вряд ли Каме может расплатиться сам…
-Вы нам ничего не должны! Каменаши-сан, скорее всего, заранее решил, что так будет и расплатился сразу.
Почему же он не мог подумать о том, что кто будет забрать? Юичи очень сильно захотелось придушить Каменаши, когда они, наконец, останутся вдвоём.
Но когда Каме пришёл, убивать его расхотелось. Он выглядел потерянным, его трясло, и весь внешний вид говорил о том, что всё плохо. Юичи собрал вещи Каме, взял за талию и повёл к выходу, попутно надеясь, что тому снова не станет плохо.
Когда они вышли на улицу, Каменаши начал судорожно вдыхать прохладный воздух, а Накамару развернул его к себе лицом и заговорил:
-Каме, я не знаю, зачем ты это сделал, но мне очень интересно это узнать! Ты обязательно мне расскажешь, когда придёшь в себя. А сейчас дай мне свой телефон, - Каменаши, ни слова не говоря, достал мобильный из кармана и протянул Накамару. – Я позвоню Томохисе и попрошу его встретить тебя около дома, потом вызову такси, и ты поедешь к себе…
Договорить Юичи не дали, Казуя вцепился в руку с телефоном, не давая набрать номер:
-Не нужно ему звонить, - голос его был севшим, и разобрать, что он говорит, было крайне сложно. – Я прошу тебя, не надо ему звонить!
-Почему? – Накамару недоумевал, откуда у Каме взялись силы протестовать, ещё секунду назад он готов был упасть и уснуть прямо на асфальте!
-Он не обрадуется твоему звонку и не станет нас слушать! Я умоляю тебя, не звони! Я же… я никогда не смогу перед ним оправдаться! Томохиса больше никогда не станет мне верить, и тебе тоже не станет! – Состояние Каме всё больше грозило перерасти в истерику.
-Тихо, перестань! Что с тобой происходит? Можешь объяснить по порядку, почему я не должен ему звонить?
-Он…ведь он нам совсем не поверит! Ни мне, ни тебе не поверит! Он ещё больше будет следить за мной. Не звони ему, я тебе всё объясню, только не звони, – Казуя нервно кусал губы, словно он хотел что-то сказать, но не мог. Он как-то жалобно посмотрел в глаза Накамару, опустил низко голову и замолчал.
-Я всё равно не могу понять, почему… - Юичи прервался, заметив, что Каме делает что-то. Каменаши старался медленно и аккуратно задрать правый рукав толстовки. Он поднял руку и взглядом указал на неё Накамару. Юичи аккуратно взял его за запястье, притянул к себе поближе и постарался разглядеть в темноте хоть что-то. Присмотревшись внимательно, он увидел, что локоть был сбит, а на руке были синяки.
-Понял теперь? – Каме заговорил ещё тише и опустил руку, поправляя рукав кофты. – Поэтому я не могу вернуться в таком состоянии, а тем более, после твоего звонка. Я лучше останусь ночевать прямо здесь!
-Но…за что? Почему он к тебе так относится? – мозг услужливо подсунул увиденный утром разговор в туалете.
-Он думает, что я ему изменяю. А если позвонишь ему ты, то он решит, что изменяю с тобой, - Каменаши прервала остановившаяся перед ними машина, видно администратор вызвала такси сразу как они вышли. Накамару помог сесть Каме на заднее сидение и сам сел рядом.
-Куда едем? – водитель вопросительно посмотрел на Юичи, потому что Казуя уронил голову на грудь и то ли притворился, что заснул, то ли уснул на самом деле. Накамару провёл рукой по волосам Каме и, не задумываясь, назвал свой адрес.
***
-Спасибо тебе, Накамару. Можешь спрашивать всё, что хочешь, - Каме сидел на диване, завернувшись в плед. Юичи помог ему привести себя в порядок, но Казую до сих пор трясло.
-Что у вас произошло? Я ничего не понимаю. Может, я веду себя бестактно, но раз меня втянули в это, то я хочу знать всё! – Накамару сел в кресло напротив и пристально смотрел на Каменаши.
-Я расскажу, потому что я обещал, но о том, какие у нас отношения никто не знает. Родственники вообще не знают, что мы вместе, а друзья, которые в курсе, не догадываются о наших ссорах. Поэтому если кто-то узнает, то виноват будешь ты. – Каменаши говорил очень серьёзно, словно принимал Юичи в какое-то тайное общество.
-Хорошо, ладно, я всё понял, правда. – Накамару говорил больше для того, чтобы успокоится самому, а не успокоить Каме. Он, казалось, уже был полностью спокоен, и даже слегка расслабился, выгнувшись и потянувшись по-кошачьи.
-Тогда слушай, но я рассказываю это впервые, так что спрашивай, если будет непонятно.

-Я люблю тебя, Казуя. Не знаю, как давно это началось и когда кончится, но я люблю тебя. Поэтому прошу, давай будем вместе. – Ямашита говорил с таким пафосом, что в первое мгновение Каме не уловил ничего из сказанного, ему просто хотелось смеяться. Но, поборов неизвестно откуда взявшееся веселье, Казуя склонил голову на бок и задумался. Уже больше месяца они с Ямашитой проводят свободное время вместе, постоянно перезваниваются и переписываются, да и давно перестали быть просто друзьями. Нельзя просить друга о том, чтобы он брал в рот глубже и при этом не останавливался. До секса пока не дошло, но если всё пойдёт так и дальше, то… Однако, секс – это одно, а отношения – совсем другое.
-Ты же знаешь, что у меня до тебя только девушки были! Я не представляю как это – встречаться с парнем! Нет, Томохиса, я тебе не отказываю, но я ничего не умею. Тебе придётся терпеть меня и всему учить.- Каменаши откинулся на спинку стула и сложил руки на груди. – Ты мне очень дорог, Томо. Научи меня любить, как ты любишь.
Ямашита, который уже был настроен на отказ, недоверчиво смотрел на Каме, но потом смеялся.


-И ты не любил его тогда? – Юичи чувствовал себя одновременно и подругой-сплетницей, и психоаналитиком. Похож был скорее на первую, а быть хотел скорее вторым.
-Всему можно научиться. Любить тоже, тем более любить того, кто так на тебя похож, - Казуя же смахивал на философа.

-Куда ты так торопишься, Каме-чан? – девушка остановилась и обиженно захлопала глазами.
-Можешь ты помолчать или нет? Ты же сама понимаешь, что мы тут не ради разговоров. – Она хотела что-то возразить, но Каме наклонился и поцеловал ее, девушка поддалась быстро и даже согласилась на секс в машине. Затем он отвёз её домой и набрал знакомый номер наизусть:
-Привет, ты уже дома? Не скучаешь? Слушай, Томо, мама просила зайти к ней сегодня, я приду поздно, не надо меня ждать, хорошо? Нет, нет, тебе завтра раньше идти на работу, я помню! Да, я люблю тебя, Томо.
Отключив вызов, Каменаши уронил голову на руль и закрыл глаза. Нужно было непременно объясниться с Томо, сказать ему, что он всё же любит девушек и это всё не для него. Они вместе уже три месяца, даже съехаться успели, а он всё ещё продолжает изменять ему. Каждый раз, находя новую девушку, он прекрасно знает, что дальше одного раза не зайдёт, у него же есть любимый человек, но зачем вообще она нужна? Значит, была нужна, раз так получилось. Нет, сейчас нужно объясниться с Ямашитой и прекратить это. Но почему-то вся уверенность сошла на нет, когда по салону раздался гудок телефона. Звонила Момоко, его бывшая девушка, а ныне очень хороший друг.
-Казуя, ты занят? Мне очень плохо, поговори со мной или зайди ко мне?
-Тебе больше, чем просто повезло! Мне как раз нечем заняться. Ты дома? Сейчас я приеду.
Пока Каменаши ехал, он старался припомнить причину разрыва с Момоко и не мог. Что-то обыкновенное и глупое, вроде «не сошлись характерами». Припарковавшись рядом с домом, Казуя думал о том, что же мешает ему бросить Томо, если он до сих пор предпочитает ему лгать?


-Не смотри на меня так! С бывшей у меня ничего не было. Момоко, правда, просто мой хороший друг! Что тоже не можешь мне поверить? Хоть ты-то не будь таким! – Каменаши смеялся, глядя на то, как скептически Накамару смотрел на него теперь.
-Да дело не в твоей бывшей, дело в том, что слухи не врут – есть в тебе что-то развратное! Почему сразу всё не прекратил? Вы ведь с Ямашитой уже полтора года вместе! Прости, конечно, но теперь мне больше жаль его! – Сходство с подругой-сплетницей теперь было просто неоспоримо.
-Дослушай сначала, а потом будешь делать выводы, - теперь Каме выглядел обиженным, но рассказ продолжил.

-Быстрее, пожалуйста, быстрее, - Каменаши не помнил, как открыл дверь, не помнил, как они оказались в кровати. Она уже стонала и кричала, думать ни о чём не хотелось. Он целовал её так, как вряд ли когда-то поцелует Томохису. Он так и не смог ему рассказать. Он так и не смог от всего отказаться. Девушка укусила Каме за нижнюю губу, тем самым отвлекая от ненужных мыслей…
Он проснулся, когда девушки уже не было, за окном было светло, а на полу рядом с кроватью сидел Ямашита.
-Я пришёл за вещами, но решил дождаться, пока ты проснёшься. – Томо говорил глухо, и голос его был абсолютно безжизненным. – Я просто уйду и всё забуду. А ты не станешь напоминать, Каменаши-кун.
Томохиса встал с пола и пошёл к двери неуверенными шагами, запинаясь об валяющуюся одежду Каме. Казуя продолжал лежать в кровати, ничего не понимая. Томо видел их? Что именно он видел? Почему он так просто уходит, почти ничего не сказав? Что он делает?
Казуя сорвался с места, побежал в коридор, надеясь, что он успеет. В коридоре Казу за что-то запнулся и упал на колени, поднял голову и увидел стоящего перед собой Ямашиту. Томо посмотрел сверху вниз, Казуе страшно, когда он начал сбивчиво говорить:
-Делай, что хочешь! Бей, насилуй, унижай, ненавидь…только не бросай! Не оставляй одного, я не смогу без тебя! Пожалуйста, не надо! – Каменаши знал, что по щекам текут слёзы, он опустил голову, чтобы Томо не увидел. Но тот поднял лицо Каме за подбородок и посмотрел ему в глаза:
-Что хочу, говоришь? Ладно, я попробую. Но ты не должен жаловаться, ты сам просил, чтобы я остался. – Томохисой овладела холодная ярость, то самое чувство, когда ты не хочешь прощать или убивать быстро, а делаешь всё медленно и со вкусом, тем самым ещё больше пугая людей. Ямашита не хотел бросать Каме, совсем не хотел. Он, конечно, разлюбит его, обязательно разлюбит, но сейчас оставить его он был просто не готов. И прощать измену Ямашита не собирался, он решил показать Казуе насколько ему больно.
Каме перестал плакать и утвердительно кивнул, ему было страшно, но страшнее было то, что Томо уйдёт навсегда и не вернётся, не разрешит к нему подходить. Останутся только воспоминания о том, что было. И сам Каме снова будет один, но всё будет лишь потому, что он сам виноват, и именно он сам никак не смог исправить то, что сделал.
В ту ночь Томохиса впервые ударил Каме. Он не бил по лицу, слишком заметно, но больше ни о чём не заботился. Остановился он только тогда, когда Каменаши начал как-то странно хрипеть после очередного пинка. Но на этом мучения Каме не прекратились, Ямашита поднял его и прислонил к стене.
-Делаю всё, что хочу, да, Каме-чан? Прости, Казу, но по-другому я не могу,- освободив одну руку, ЯмаПи провёл по волосам Каменаши и начал целовать его, глубоко проникая языком и нисколько не сдерживаясь. Казуя отдался в руки судьбы и просто терпел всё, что делал с ним Томо. То, что он не сможет с утра нормально подняться пугало мало, важнее было вынести всё сейчас. Сейчас, да, нужно немного потерпеть, говорил он себе. Совсем немножечко, еще минутку, а потом еще одну. Не так уж сложно, да? Томо сильнее прижал его к стене и расстегнул ширинку.
-Это будет очень больно! Мы полгода вместе, но и в мыслях представить, что твой первый раз будет таким, я не мог. Кричи для меня, Казуя, и я постараюсь всё забыть. – Минимум подготовки, ужасная боль, сорванный голос, наслаждения и оргазм. Казуя отключился сразу после того, как кончил Томо. Ямашита быстро вышел из него, взял на руки и понёс в спальню. Каме нехотя пришёл в себя от резкого запаха, но ощущения были просто ужасны. Тело болело и хотелось уснуть или умереть, только бы прекратить пытку.
-Ты простил меня? – своего голоса Казу не услышал, он просто знал, что открывал рот. Чтобы лучше видеть Ямашиту, он, собравшись с силами, чуть приподнялся на локте. Вместо ответа Томохиса начал нежно целовать шею Каменаши и несколько виновато заглядывать в глаза. – Если простил, то неси обезболивающую мазь, таблетки – всё, что найдёшь! А утром позвони моему менеджеру и скажи, что меня переехал поезд, но через два дня я снова приду на работу.
Закончив давать указания, Каме повалился на кровать, закрывая глаза и облизывая пересохшие губы. Томо в последний раз поцеловал укушенное место и поплёлся искать лекарства. Злиться совсем не хотелось, наоборот, глядя на такого Казу, снова хотелось любить и заботиться, отдавать себя и всё, что будет нужно только ради его желаний.


Накамару склонил голову на бок и неуверенно произнёс:
-А ты не думал, что зря его остановил? Может быть, если бы он ушёл, то всем было бы проще?
Взгляд Казуи был направлен в стену и, казалось, на ней написано как нужно было поступить правильно, а Каме лишь силился прочесть.
-Думал, - наконец сказал он. – Но так же я думал и о кое-чём другом, но об этом я скажу тебе, когда смогу нормально соображать, не сейчас.
-Ладно, - с лёгкостью согласился Юичи. Заставить Каме было невозможно, а обещания он всегда старался выполнить хорошо.

-У меня уже год никого не было, Томо! Ты сам этого не знаешь, что ли? Я постоянно рядом с тобой, уезжаю только по работе, думаешь, я там завожу романы? Когда бы я успел и с кем? – Каме кричал, и ему было наплевать, что в час ночи соседи хотят спать, а не слушать вопли. – Ты мне не веришь, не слышишь, что я говорю! Или понимаешь мои слова как тебе нравиться! Не понятно за что, ты бьёшь меня каждые два месяца, разве это нормальные отношения, Томо?
-Прекрати орать! Мне надоела твоя ложь! Я не могу её слушать! Почему ты это делаешь? Тебе нравится меня мучить? Чем я перед тобой виноват? – Томо прижимал Казую к стене, не давая тому возможности вырваться и уйти. На губе Каме уже была кровь, и ЯмаПи не мог оторвать взгляда от красной капли, которая продолжала расти и была готова вот-вот скатиться вниз по подбородку. – Где ты был? Снова к ней ездил? Что вы делали?
-НИЧЕГО! Сколько раз тебе сказать это? Она дорогой для меня человек, мой друг, но никак не больше. Люблю я только тебя, идиот! А ты даже поверить мне не можешь, сволочь! – начав говорить ругательства, Каме сам убил свою надежду на спасение. Томо только больше начинал злиться и уже не мог себя сдержать…
Замечая Казу, который молча сидит на кухне и обрабатывает синяки, полученный им только что, ЯмаПи чувствовал себя отвратительно, ему очень хочется подойти и пожалеть, просить прощения, делать хоть что-то, чтобы Каме стало лучше. Но он не подпустил бы Ямашиту к себе ближе, чем на два метра.
-Не подходи! Ты всё уже сделал, синяки недели три не сойдут! – Томо предпочёл не оправдывать, не видел смысла. – Никогда не буду таким слабым, как вы, Ямашита-сан. Никогда.
Чужой голос и злые слова, Ямашита развернулся и ушёл в спальню – сегодня Каме не захочет ни говорить, ни слушать и будет прав. Как всегда прав.


-Но почему ты не ответишь или не защитишься? Это же логично, он делает тебе больно! – недоумению Накамару не было придела.
-Я никогда не буду таким как он. – Каме поёжился и передёрнул плечами. – Я не настолько слаб, чтобы ударить любимого человека. Я никогда не буду таким слабаком.
-Но…
-Накамару, давай на остальные вопросы я отвечу потом, хорошо? Я устал, хочу спать, завтра трудный день. Поэтому, если ты не против, я лягу? – Каме положил голову на подушку и внимательно посмотрел на Юичи.
-Да, конечно, спи. Я тоже пойду спать, - Накамару вышел, прикрыв за собой дверь и пожелав парню спокойной ночи. Казуя мог быть каким угодно разным, все его образы были по-своему хорошо, но самым прекрасным был и оставался только один – образ живого человек.
***
Каме открыл деверь своим ключом и вошёл в темноту коридора, в квартире было тихо, и Томо или спал, или его вообще не было дома. Парень начал раздеваться, не включая свет, но успел снять только куртку. Оттого, что свет резко ударил по глазам, на них выступили слёзы, и сначала Казуя не смог разобрать, кто же включил свет. Смахнув слёзы, он развернулся и увидел стоящего перед собой Ямашиту, который наблюдал за ним.
-Снова будешь предъявлять мне претензии? – Казуя не собирался выяснять отношения, он просто спрашивал, чтобы не было так тихо и пусто.
-Нет, просто спрошу, где ты был два дня? Я уже думал позвонить твоим родителям под каким-нибудь предлогом, но решил подождать ещё день. – Ямашита старался говорить как можно небрежнее, но давалось ему это с огромным трудом. За эти два дня он постарел лет на 10 - Томохисе было очень страшно, что с Каме что-то случилось и виноват во всём будет именно он, ведь из-за него Казу ушёл из дома! На звонки Каменаши не отвечал, друзья не ничего не знали, по его просьбе Аканиши обзвонил одногруппников, но это тоже не дало результатов: до Накамару дозвониться не получилось, а Коки и Уэда сказали, что ничего не знают. Томо переступил через себя и позвонил этой Момоко, которая и стала причиной всей ссоры. Но ничего, кроме того, что он полный придурок и козёл, не узнал – она лишь сказала, что Казуя отказался от встречи, ссылаясь на ревность и подозрения самого ЯмаПи. Никто не знал, куда мог пойти Каме и у кого остался, надежда была лишь на то, что он поехал к родителям и ночевал у них.
-Меня не было всего одну ночь, а возвращать с утра не было смысла. Поэтому заехал к родителям, переоделся и поехал на работу. – Каме снял ботинки и хотел пройти в комнату, но ЯмаПи остановил его, хватая за руку. – Послушай, я не хочу скандала, поэтому давай сразу выясним, чего ты хочешь? Если ты снова будешь меня бить, то я просто уйду и вернусь тогда, когда посчитаю нужным. А если дашь мне немного времени, то я тебе всё объясню.
Но у Томохисы были совершенно другие планы: он притянул его к себе и крепко обнял, не давая даже нормально вздохнуть. Он зарылся в волосы Каме и стал тихо бормотать ему куда-то в макушку:
-Я думал, что ты больше не вернёшься. Думал, что не захочешь меня никогда видеть, говорить со мной. Думал, что ты бросил меня, Каменаши Казуя!
Казу аккуратно вывернулся из объятий и поцеловал Томо мягко и нежно:
-Никуда я не ушёл бы, но вот видеть тебя не хотелось, поэтому меня не было, - Каме чуть прикоснулся губами к щеке ЯмаПи и прошептал ему на ухо – я скучал по тебе, Томо, и я ужасно тебя хочу. Докажи, что любишь меня, Томохиса!
У Томохисы чуть не подкосились ноги, но он постарался успокоиться:
-Дай мне полчаса, и ты полюбишь меня ещё сильнее! – Томо улыбнулся, увернулся от поцелуя и пошёл в ванную. Каменаши едва заметно кивнул, заходя в спальню. Мало кто бы мог подумать, что такой человек как Ямашита Томохиса ненавидит быть сверху, а получает кайф от того, что отдаёт себя кому-то другому. Каме это только радовало, но услышав подобное в первый раз, он был более, чем удивлён. Хотя если человек тебе дорог, и ты любишь, то не большая беда принять его маленькие чудачества.
В спальне было холодно, и Каме просто лёг на кровать, думая о том, действительно ли Томо хватит полчаса, и если ему надо больше, то очень зря, потому что Каме, скорее всего, просто уснёт. Однако, только он начал засыпать, как почувствовал, что кто-то едва ощутимо касается его руки, а после утыкается головой куда-то в грудь.
-Ты долго, я устал ждать, - Казуя медленно и нехотя разлепил веки и увидел перед собой сидящего на коленях Томо, на глазах которого почему-то блестят слёзы.
-Плачешь? Глупый мой Томо, почему же ты опять плачешь? Я так тебя люблю, а ты вздумал рыдать из-за этого! Знаешь, я могу решить, что тебе так не нравиться со мной спать, что ты приходишь сюда как на каторгу и при этом ещё и плачешь! – Казу тоже сел на колени и обнял своего парня за плечи, тот положил голову ему на плечо и громко всхлипнул.
-Казу, я веду себя как моральный урод, почему ты до сих пор не…
-Ты ведёшь себя как девочка-подросток, понял! Самое глупое, это начать извинять сразу после того, как позавчера таскал меня за волосы и бил ногам в живот! Я бы никогда не подумал просить у тебя прощения! – Парень стал покачиваться из стороны в сторону, утешая всё ещё всхлипывающего Ямашиту. – Поэтому и ты не будь дураком, перестань! Если я остался, значит, есть на то причина, и, кстати, довольно простая – я люблю тебя!
Сказав это, Казуя потянул на себя несопротивляющегося Томохису, и начал целовать беззащитную шею парня, отчего тот расслабился и закрыл глаза. Потом всё пошло как обычно. Знакомые ласки, поцелуи, всё привычно, но от этого, удовольствие только больше. Каме оказался сверху, готовил недолго, вошёл медленно, не причиняя Томо почти никакой боли. Но долго быть таким аккуратным он не может, и усталость тоже берёт свое, Каменаши начинает двигаться быстро и резко, на доли мгновений забывая о любовнике совсем. Томо болезненно стонет, но продолжает помогать Каме, он давно потерялся в ощущениях и не знает, чего ему хочется больше: разрядки, или чтобы это ощущения никогда не кончались. Когда Казуя взял его член в рот, то оргазм не заставил себя долго ждать. Каменаши ненавидит вкус спермы, но пытается не показать этого и старательно всё проглатывает. Ямашита тяжело дышит, Каме ложится рядом и обнимает его:
-Когда-нибудь всё закончиться, но давай сделаем так, чтобы это было не сейчас, не в этой жизни.
Спросить, что это значит, Томо не успел: когда он повернулся к Каме, тот спал, даже не удосужившись залезть под одеяло.
***
Две недели прошло с того момента, как Накамару забирал пьяного Каме к себе домой. Утром, когда Юичи проснулся, то Каменаши уже не было, он только оставил записку, в которой благодарил за всё и просил прощения за все причинённые неудобства. Также утром обнаружилось, что ему звонил Джин, хорошо, что телефон был выключен. Он точно искал Каме, других причин позвонить у него просто не было.
С тех пор у них не было возможности поговорить нормально. То было много работы, то были какие-то личные дела. Но вот сегодня Каме подошёл к нему в перерыве:
-Что ты делаешь вечером? Если не занят, то могли бы куда-нибудь сходить.
-Нет, я как раз свободен, - ответил Юичи, припоминая, что Хикари уехала куда-то на практику и приедет только в конце недели. Однако ещё одна вещь беспокоила парня, и он спросил, понижая голос, – а Ямашита… он не устроит тебе кровавую расправу?
Каме негромко рассмеялся:
-Нет, у Джина очередная беда, а Томо, естественно, должен решить все проблемы лучшего друга! В общем, до утра я Томохисе не нужен, а если и понадоблюсь, то только часа через три, после того, как они уедут. Должен же кто-то привезти его тело домой!
Глядя на такого веселого и раскрепощённого Казую, хотелось думать, что всё страшное, что он рассказывал, уже прошлое, а сейчас их отношения стали действительно идеальными.
***
В зале было накурено, но почему-то Каме нужно было обязательно находиться именно в этом баре и ни в каком другом. Причина оставалась загадкой, которую он так и не хотел раскрыть.
-И всё-таки, почему? И ещё одно, я хочу тебе кое-что сказать , Каме-чан, - Накамару ужасно нервничал и теребил в руках салфетку. – Я видел то, что случилось тогда в туалете. И даже собирался поговорить с Ямашитой.
Казуя опустил взгляд и достал из пачки новую сигарету.
-Могу я попросить тебя теперь, никогда этого не делать? – сказал он, прикуривая. – Ты бы совершил ужасную, непоправимую ошибку, поговорив с ним. Хорошо, что этого не произошло.
Юичи на секунду даже потерял дар речи:
-Почему? Вот теперь я точно ничего не понимаю!
-Знаешь, Томо очень зависит от мнения людей. Они должны думать, что он хороший и положительный, а главное, всегда правильный! А если бы кто-то узнал, что он бьёт меня, то мнение бы поменялось. Томохиса перестал бы меня трогать, но не перестал бы подозревать. Потом мы обязательно расстались бы, а виноват бы был ты, потому что полез не в своё дело, - Каме медленно курил, небрежно стряхивая пепел, но сейчас сигарета ему не шла, даже наоборот смотрелась неуместно и отвратительно. Такой Казуя не должен был курить, даже не смотря на то, что ему очень хотелось.
-И всё равно я не понимаю. Почему ты остановил его? Почему не бросишь?
-Потому что буду несчастен, найду себе замену - очень похожего на него парня или девушку, мне уже будет всё рано. Но вскоре замена узнает правду, поймёт, что все чувства к ней – фальшивка, и тоже будет страдать. Томо тоже кого-нибудь найдёт, и этот кто-то тоже будет несчастен. И тогда вместо двух страдающих, их станет уже четверо, - Каме грустно улыбнулся и опустил окурок в пепельницу. – Мы нужны друг другу. Очень может быть, что скоро всё кончиться, но только пусть не по нашей вине, а кончиться само по себе. Чтоб проснуться и понять, что больше ничего не нужно. Но сейчас… просыпаясь, я скорее думаю о том, чтобы вечер настал быстрее и мы снова были вместе. Мне больно, когда он не со мной долго: из-за съёмок, работы или ещё из-за чего-то. Он всегда должен быть рядом, а главное, быть моим и ни чьим больше. Пока Томо чувствует тоже самое, я могу дышать свободно, могу быть счастливым. Наверное, всё это фантазия и бред, но я так чувствую. Я так живу.
Со стороны Казуя походил на фанатика: горящий и устремлённый вдаль взгляд, воодушевлённый голос, но, слушая его, нельзя было усомниться в правильности этих слов. Накамару понимал, что на самом деле его попросили в это дело никогда больше не вмешиваться, но смотреть на по-настоящему счастливого Казу было по истине невероятным ощущениям. Радость была заразительна, возникла просто жизненная необходимость позвонить Хикари и сказать ей, что он любит её!
От полного безумия отвлёк телефон Каменаши:
-Моши-мош. Ты уже свободен? Нет, я рад, но не рассчитывал на то, что всё пройдёт быстро. Если дождёшься, я могу приехать, мы довольно близко, - Накамару инстинктивно ожидал ругани, но её не последовало. – Ладно, жди меня!
Отключив телефон, Каме обратился к нему:
-Не подбросишь меня? Я прекрасно знаю, что надоел тебе, но я сегодня без машины…
-Ладно, мне как раз по пути…
Чуть позже Накамару сидел в своей машине и издали наблюдал за тем, как Каме подходит к ждущему его Ямашите. Поцелуев и объятий не было, да Юичи и не надеялся их увидеть – кругом было полно народа. Но лишь внимательный зритель мог уловить, что, подойдя, Казуя едва заметно коснулся пальцами руки Томохисы. Томо что-то сказал, и они пошли на парковку.
Накамару взял в руки телефон, думая, свободна ли его Хикари сейчас? Каме бесконечно прав, идеальных отношений не бывает – всё может закончиться в один единственный миг. Но самое главное, это пытаться всё преодолеть, сделать всё, чтобы быть вместе. Тогда даже самое неидеальное, может оказаться вечным…

@темы: KAT-TUN, fanstuff: fanfiction

Комментарии
2013-02-10 в 16:51 

oldzynj
улыбаемся и машем (с)
Даже не знаю что написать... Фанфик понравился, но себе я бы такого не пожелала.:nope:

2013-02-10 в 16:59 

elis_89
You can dream it - so you can do it
невероятно проникновенная история! местами становилось по-настоящему жутко и страшно за Каме, за Томо, за их жизни и психическое здоровье... но "финал" меня немного успокоил.
Адэлия, спасибо! редкая, по содержанию, история!

2013-02-10 в 17:33 

Адэлия
Она плавает в формалине, двигаясь постенпенно. В мутном, белом тумане. У меня её лицо, её имя. Никто не заметил подмены. Ключи проверяю в кармане.
oldzynj, спасибо за отклик) да, себе такого явно не хочется. печально то, что я реально знаю одного человека, который думает...почти как Каме. при чём он не псих, не больной. просто это...другие люди, что ли.

elis_89, спасибо, автор рад и счастлив, что тебе понравилось)))

   

jyannis are love

главная